четверг, 17 января 2008 г.

История дверей

Любой дом начинается со входной двери. Каким бы изысканным не был скрываемый за дверью интерьер, но если гостя встретит обшарпанная «старушка» с провисшим дерматином, то впечатление о вашем достатке будет сформировано еще у дверного коврика. Значит, входная дверь должна соответствовать вашему положению в обществе.

Прародительницами первых деревянных дверей для зданий являются двери из сикомора или немецкого клена, появившиеся в Древнем Египте и Персии. В ходе истории форма, размер и конструкция дверей существенно изменялись.

За многие тысячелетия своего существования двери приобрели ряд основных черт, таких как дверной косяк, порог, дверная панель и т.д. Косяк превратился в современный дверной короб, порог остался практически неизменным, а цапфы-«вертушки» чудесным образом преобразовались в петли. Неизменным остался «штифт-стержень», обеспечивающий «открывание» и «закрывание» двери.

Толчком к производству дверей различной формы и модификации стало развитие архитектуры в средние века, когда интенсивно шло строительство готических соборов, церквей, аббатств. Вековые традиции обработки дерева продолжились в эпоху Возрождения, а затем — во времена барокко.

Железо и бронза, использовавшиеся в качестве материала для дверей, постепенно вытеснялись более легким и практичным деревом. Судя по древним произведениям архитектуры, двери из дерева уже тогда были многообразны по конструкции и художественному оформлению. С давних пор самыми популярными древесными материалами, славящимися своей прочностью, были и остаются дуб и орех. В разные века, в зависимости от моды, временными фаворитами становились более ценные и экзотические породы дерева, такие как клен, палисандр, груша, тик, ясень и черешня.

Центральный Портал Базилики Сент-Амброджио в Милане, созданный в 4 веке и полностью отреставрированный в 1750 году, — самая древняя деревянная дверь, сохранившаяся в Западной Европе. Именно итальянские мастера-краснодеревщики 18 века считались «колдунами дерева и чудес». Они создавали поистине монументальные и изысканные двери в стиле рококо, считавшиеся настоящими произведениями искусства.

Сейчас их традиции, опыт и мастерство успешно применяют наши мастера при изготовлении дверей ВЫСШЕГО КЛАССА. Однажды оценив красоту, теплоту и очарование дверей из натуральной древесины, появляется желание иметь двери только от лучших производителей.

Наши технологии производства и продвижения продукции уникальны и оригинальны. Мы разрабатываем не просто продукт для успешных продаж и получения достойной прибыли, а создаем легендарный и запоминающийся образ, позитивный и дружелюбный имидж, основанный на жизнеспособной творческой идее. Для нас не существует невыполнимых задач и нерешаемых проблем – мы являемся лидерами в своем деле и делаем для наших клиентов даже невозможное.

Каждый проект для нас является особенным и уникальным, который в итоге становится качественным продуктом и произведением искусства одновременно. Мы работаем вместе с клиентом, для клиента и во благо клиента. Мы ценим мнение наших заказчиков, коллегиальный подход к работе всегда находим единственно правильное и индивидуальное решение.

четверг, 10 января 2008 г.

Мебельное искусство

XV-XVI века.
В художественной культуре Германии переход от средневековья к Возрождению затянулся на многие десятилетия, поэтому в мебельном искусстве долгое время сосуществовали два стиля-готический и ренессансный. Причем новое сначала проявлялось в декоре, а потом уже в конструкции. Немецкая ренессансная мебель более живописна и не столь связана с античными образами, как итальянская. Например, в декорировке шкафов, сундуков, столешниц широко применяют технику деревянного набора. Наиболее распространенные мотивы украшения: акантовый лист, венки, медальоны, рог изобилия, гро-тески, дельфины, волюты, картуш, герб.

Немецкое мебельное искусство эпохи Возрождения имеет две разновидности-северную и южную. На севере мебель изготовляли из дуба и украшали ее фигурной резьбой. Вместо декоративных мотивов гротесков и канделябров, исполнявшихся в низком рельефе, стали применять горельефные композиции. Ребра шкафов обрабатывали высокой, почти круглой резьбой обычно в виде кариатид и атлантов - герм с традиционными завитками в форме конической капители над головой.

Стулья немецких мастеров представляют собой совершенные художественные произведения. Ореховая доска спинки обычно покрыта резным гротескным орнаментом-маскароном. Но, порывая с ясностью ренессансного понимания, мотив маскарона пре-вращается в сказочный узор из завитков и складок. При всем разнообразии вариантов можно повсюду обнаружить химерически трактованные глаза, уши, нос и широко открытый рот, обычно прорезанный насквозь, чтобы, продев в отверстие руку, было удобнее переносить стул. В мебельном искусстве Германии, особенно на севере, процесс вытеснения готических форм протекал медленно. Своеобразное сосуществование двух стилей, характерное для переходного этапа, можно видеть на примере рейнского поставца с несколько массивными формами.

На юге Германии, где было сильнее влияние Италии, мебельные мастера тяготели к архитектурным композициям, что ясно видно в решении кабинета, передний фасад которого представляет собой композицию большого архитектурного сооружения с арками, колоннами, развитым карнизом и т. д.

Во второй половине XVI в. аугсбургский столяр Георг Реннер изобрел пилу для срезания тонких листов древесины (фанеры), что дало толчок развитию техники деревянного набора в Германии, а затем в Нидерландах и Англии. Техника деревянного набора от инкрустации отличается тем, что не делается углублений в доске для набранного рисунка. Мозаикой покрывается не отдельная доска, а законченная основа предмета, которая сплошь обклеивается набором точно пригнанных пластинок, образующих фон. Чаще всего употребляли мотивы цветов, завитков, гротесков, в узких местах-геометрический узор. Фон и рамки орнамента обычно обклеивали пластинками из ясеня, а сам набор исполняли из липы, березы, различных пород фруктовых деревьев.

Древесину часто окрашивали: бук-в желтый цвет, шафрановый, грушу пропитывали красителем и она заменяла черное дерево.

XVII век.
В Германию барочные формы мебели проникают из Италии и Голландии. В немецкой мебели конца XVII-начала XVIII в. широко используют древесину ореха, применяют обильный резной орнамент, энергично профилируют детали. Четко различаются северные и южные школы. На севере (Данциг, Гамбург) изготовляют крупные монументальные шкафы с сильно выступающим раскрепованным в центре карнизом и колонками, богато обработанными филенками.

Юг (центр Нюрнберг) больше подвержен итальянскому влиянию. Большую популярность завоевали франкфуртские шкафы с богатой резьбой, изящных пропорций. Декорируют мебель резьбой по дереву и инкрустацией костью, металлами.

В Германии развивается изготовление кабинетов. Особенно славились кабинеты, которые делали в городе Аугсбурге. Отделывали их флорентийской мозаикой. Изготовляли специальные парадные мебельные изделия, отделанные серебром и черепахой. Немецкие мастера вместо черного дерева употребляли мореную грушу. Иногда такие кабинеты украшали резным ормушлем (Ohrmuschi), характерным орнаментом, имитирующим складки ушной раковины, часто применяли живопись, тогда поверхность кабинета трактовалась как фасад с окнами, за которыми видны пейзажи.

В Баварском городе Регенсбурге изготовляли более строгие кабинеты, чьи гладкие плоскости, набранные из цветного дерева, создавали иллюзию глубоких архитектурных перспектив.

Первая половина XVIII века.
Наиболее сильное влияние французское рококо оказало на Германию, что проявилось в убранстве роскошных дворцов немецких князей. Стиль рококо в Германии достигает своей зрелости к середине XVIII в. Немецкая мебель приобретает индивидуальные черты: более чистые и спокойные формы, меньше используется резной орнамент в стиле рококо и бронза. Из бронзы выполняют только детали лицевой фурнитуры (ручки дверок, щитки замочных скважин). Вместе с тем сильнее выявляется скульптурное, пластическое начало в мебельных изделиях: поверхности корпусной мебели становятся более изогнутыми, углы срезаются, вводятся энергично изогнутые карнизы.

Широкое распространение получает двухкорпусный шкаф, буфет, верхняя часть которого решалась в виде застекленной витрины с полками для расстановки фарфоровой посуды, бюро. В некоторых областях, например Баварии, любили ярко расписанную и украшенную резьбой мебель.

Вторая половина XVIII века.
В 70-х годах XVIII в. в интерьерах и мебели Германии начинают господствовать прямые линии и спокойная в светлых тонах орнаментика. Для развития классицизма в Германии наиболее значима деятельность Давида Рентгена (1745-1807). Мастерские Рентгена, основанные еще его отцом Абрахамом Рентгеном, находились в Нейвизе на Рейне. Давид Рентген содержал мебельные магазины в Париже и Берлине.

Для работ Давида Рентгена характерны конструктивная практичность и набор из цветного дерева, преимущественно светлых тонов. В своих наборах мастер с завитками рокайля со своеобразными "перистыми" отростками сочетал букеты цветов, птиц, бабочек, музыкальные инструменты.

Рентген неоднократно привозил в Петербург большие партии мебели, которая отличалась изяществом классических форм и безукоризненной тонкостью набора. В коллекции Государственного Эрмитажа находится одна из ранних работ (комод) мастера в стиле ро-коко. Излюбленный мотив картин на мебельных изделиях Рентгена-китайские мотивы. Рисунки для набора исполнял художник Януариус. В 80-90-х годах Рентген полностью переходит к гладкой фанеровке. Красивая текстура древесины обрамляется бронзой, которую он заказывал в Париже.

Около 1800 г. в Германии под влиянием английской мебели, отличающейся более простыми формами, мебельные изделия рубятся из древесины красного дере ва, груши, ясеня, тополя и не фанеруются. Новый скромный характер мебели и интерьера в целом свойствен не только для буржуазного жилища, но и дворцов.

Барокко в рус. мебели XVIII в.

Вторая треть XVIII века - время, когда в русской мебели причудливо сочетаются барокко предшествующих лет с пришедшим из Западной Европы рококо. В это время В. В. Растрелли, С. И. Чевакинский и др. известные архитекторы создают роскошные дома и дворцы с богатыми интерьерами для царской семьи и знати в Петербурге и его окрестностях.

Внутреннее убранство зданий великолепно: парадные залы, расположенные анфиладой по однойоси и обильно украшенные позолоченной резьбой, огромные окна и зеркала в простенках, обрамленные пышным декором и создававшие благодаря отражениям иллюзию дополнительного пространства, обилие осветительных приборов, блеск свечей, который дробился и отражался в зеркалах вместе с обилием позолоченной резьбы.

Мебель задумывалась архитекторами как часть общего декоративного убранства; она состояла в основном из резных консолей и кресел, которые расставлялась вдоль стен. Парадные залы служили "лицом" дворца, они обставлялись с особым великолепием; при этом обстановке жилых комнат уделялось гораздо меньше внимания.

В середине XVIII века все еще ощущался недостаток мебели для жилых помещений. В своих " Записках" Екатерина II описывала эти годы: "Двор в то время был так беден мебелью, что те же самые зеркала, кровати, стулья, столы и комоды, которые служили нам в Зимнем дворце, перевозились вслед за нами в Летний дворец, оттуда в Петергоф и даже ездили с нами в Москву. При таких перевозках многое ломалось и билось, и мы получали все в таком изломанном виде, что пользоваться этой мебелью было довольно трудно" (эти записи относятся к 1751 году).

Предметов обстановки этого времени сохранилось немного. Мебель, сделанная для Большого дворца в Петергофе и Екатерининского дворца в Царском Селе, в основном погибла во время Второй мировой войны, а мебель Зимнего дворца - во время пожаров.

Основное направление развития художественных мебельных форм определялось влиянием барочных архитекторов - В. Растрелли и др., которые сами проектировали мебель для создаваемых ими интерьеров; при этом они привносили новое понимание пропорций мебели, задач ее декорирования, а также значения обивочных тканей, которые сочетались с обивкой стен.

Новый характер мебели наиболее явно получает выражение в резьбе: плоской и рельефной, местами прорезной, часто позолоченной.Широко и свободно используется резьба в виде раковин и различных завитков довольно высокого рельефа, стилизованные цветы, почти объемные по своим формам, птицы, фрукты. Резьбой покрывались ножки, царги, рамы зеркал, спинки кресел диванов и стульев. Часто пропадаетграница, отделяющая орнамент от предмета, весь предмет превращается в совокупность объемных украшений, опирающихся друг на друга. Помимо барочного орнамента в резьбе присутствуют элементы рококо - раковины, завитки, мотивы волны. Но в декоре мебели барокко все еще сохраняется симметрия построения в отличие от совершенно асимметричного декора мебели рококо. Симметрия декора и построения формы придает предмету уравновешенность и создает ощущение прочности.

Русская мебель XVIII в. (2)

Стены теперь не украшаются резьбой, они обрабатываются согласно требованиям классицизма строгими замкнутыми плоскостями, покрываются натянутыми на рамы тканями, украшаются колоннами и пилястрами.

В соответствии с интерьерами создается и русская мебель 60-90-х годов XVIII века - мебель екатерининского классицизма. Предметов этого времени сохранилось значительное количество - от высокохудожественных образцов до непритязательных, сделанных из простых материалов.

Переход от изогнутых форм русской мебели барокко и рококо к спокойным и прямолинейным конструкциям классицизма завершается к 80-м годам XVIII века.

В эти годы утверждается классицистическая орнаментика, в которой, однако, нередко встречаются формы барокко.

Сохранилось довольно много стульев, кресел, столиков, диванов, торшеров, консолей, треножников, украшенных резьбой с позолотой и голубой, розовой или зеленой подкраской.

Для отделки корпусной мебели широко применяется техника маркетри; в ней выполняются бюро и шкафы.

Благодаря распространившейся моде на карточные игры в быту появляется множество карточных столиков; особенно полюбились столики-бобики, названные так из-за характерной столешницы, сделанной в форме боба. В качестве материала для набора наряду с деревом иногда используется и кость, а также металл и выжигание.

Единственной в своем роде была металлическая мебель, изготовлявшаяся мастерами Тульского оружейного завода из стали и бронзы. Металл как материал хорошо подходил для создания легкой и конструктивной классицистической мебели.

К концу века широкое распространение получают стройные, прямолинейные простые формы кресел и стульев, напоминающие английские образцы. Черты классицизма продолжают развиваться в русской мебели XIX века.

Русская мебель XVIII в. (1)

В течение XVIII века русская мебель прошла несколько этапов, которые часто связывают со стилистическими изменениями в соответствии с западноевропейскими влияниями: барокко, рококо, классицизм.
Для мебели конца XVII - начала XVIII в. характерны сильно развитые объемные формы, обилие крупной резьбы, позолоченной или подкрашенной. Примером такой мебели может служить резное подстолье (аспидная столешница привезена из-за границы, а подстолье сделано русскими мастерами), датируемое этим временем. Подстолье имеет три ножки в виде больших волют с крупными резными листьями и розеттами, раскрашенными золотом, красной и зеленой краской.

В мебели петровского времени сохраняется пышность рельефной резьбы с позолотой, высокие спинки, бархатная обивка ярких цветов, но при этом наблюдается тенденция к большей практической целесообразности форм, прочности и функциональности.

Для нового образа жизни, для новых интерьеров требовались и новые виды мебели, осветительных приборов и др. предметов убранства. Мебель активно закупалась за границей, прежде всего в Англии и Голландии. Наряду с этим происходило освоение русскими мастерами новых мебельных форм. В русской мебели этого времени старые черты часто причудливо сочетаются с новыми, заимствованными у Европы.

Из традиционных форм мебели конца XVII века дольше всего сохранялись массивные дубовые столы на широкой царге и мощных точеных ножках, соединенных прямоугольными проножками. В эти же годы стулья, кресла, табуреты часто имеют особо изогнутые ножки с утолщением в верхней части и шарообразной формой на конце. Часто ножка заканчивается когтистой лапой, сжимающей шар. Мебель начала XVIII века отличается массивностью, энергичными очертаниями, выразительными переходами от широких мест к узким. Существенное место занимают в обстановке шкафы разных форм и назначений.

Во второй трети XVIII века русская мебель значительно меняется. На смену большим и тяжелым дубовым столам предыдущего времени приходят облегченные столы из цельного красного дерева. Появляются туалетные столики, комоды, камины для экрана, торшеры, столы для рукоделия и игры в карты.


Основным видом декора становится резьба, почти всегда окрашенная в несколько цветов или позолоченная. Предметы имеют ясно выраженные барочные очертания. Наряду с деревянными употребляются и бронзовые золоченые украшения. Обивочным материалом служат кожа, окрашенная в разные цвета, и бархат. В XVIII веке в России трудно четко отделить мебель барокко от мебели рококо, так как черты этих двух стилей зачастую мирно сосуществуют в одно время и даже в одном и том же предмете.

Начиная с 60-х годов XVIII века в Петербурге и Москве возводят дворцы и дома архитекторы русского классицизма - Ч. Камерон, В. Баженов, Дж. Кваренги, И. Е. Старов, М. Ф. Казаков и др. Для их убранства проектируется мебель, развивается мебельное производство, достигшее к концу XVIII века высокого художественного уровня.

Елизавета Петровна от Барокко к Рококо

Русская мебель середины XVIII века имеет свои характерные черты. По пропорциям и массивности она соответствует формам западноевропейского барокко, в то же время часто приближается к французскому рококо, а иногда - к английской мебели, где была распространена китайщина. Пропорции мебели становятся более легкими, а формы - прихотливыми. Увеличивается высота ножек, они утрачивают свое утолщение под царгой и как бы сливаются с ней, образуя плавную линию.

Тяжелые кресла, стулья и шкафы с инкрустацией из черепахи, металла и цветного дерева, популярные в предшествующее время, уменьшаются в размерах, становятся уютнее и изящнее, углы скругляются. Холодные мраморные доски столов заменяются деревянными, с наклеенной тисненой кожей. В качестве обивки используются бархат и цветные кожи. Новым и излюбленным видом обивочного материала стали шпалерные ткани, а также орнаментированные шелка. Иногда для сидений и спинок употреблялась натуральная соломка.

Для мебели рококо характерны причудливо изогнутые спинки, ножки, столешницы и стенки, а в их декоре - обилие завитков с проросшими из них цветами и листьями, раковины с волнистыми изогнутыми или изорванными краями. Для причудливых завитков и изогнутых линий елизаветинского рококо непригодны твердые породы дерева, поэтому характерный для барокко дуб был заменен на мягкую липу или березу. В отдельных случаях причудливые изгибы линий достигают предела - исчезает конструкция, оказываясь погребенной под сплошной резьбой, которая клубится, вьется и изгибается во всех направлениях.

Кроме резьбы активно используется роспись по белому или светлому цветному левкасу, которая скрывает естественный цвет и фактуру дерева. Края ножек и царги, углы и кромки плоскостей обводили тонкими полосками краски, а внутри образовавшихся рамок писали орнаменты, мелкие веточки, розы, незабудки, переплетающиеся с рокайльными завитками. Сохранились стулья, столики, шкафчики, рамы для зеркал с такой отделкой. Комоды на высоких изогнутых ножках, часто выполненные из розового дерева, имеют сильно выпуклый, как бы разбухший кузов, который в зависимости от количества и величины ящиков принимает тот или иной вид. Деление на ящики по большей части маскируется, их число можно определить только по количеству ручек и замочных скважин.

Расписной комод середины XVIII века - характерный пример русской мебели стиля рококо и по форме, и по декору. Тонкие, круто изогнутые ножки сливаются с тонкой царгой в единую упругую дугу с напряженным изгибом. Бюро представляет собой чередование выпуклых и вогнутых поверхностей, изгибающихся в разных направлениях. На каждой стенке написана легкая рамка с капризно извивающимися контурами, перевитая мелкими травками. Внутри и снаружи рамки - букеты цветов и веточки с листьями на белом фоне. Свобода декора подчеркивает легкость и непринужденность форм.

Кроме левкаса для покрытия древесины употребляли красный, желтый, зеленый и черный лаки, называемые китайскими, по которым писали красками и золотом сюжетные и орнаментальные композиции.

Один из сохранившихся образцов этой техники - бюро-шкаф из Эрмитажа, передние и боковые стенки которого расписаны китайскими пейзажами. Применялись и другие виды росписи, а также оклеивание поверхности раскрашенными гравюрами. Содержание таких росписей весьма разнообразно сражения, охота, прогулки в экипаже, природа, арматура, орнаменты.

Получила распространение инкрустация, занимавшая в предыдущий период более скромное место. На больших плоскостях столешниц, створок шкафов, крышек бюро она переходит в целые мозаичные наборы из кусочков древесины разных пород. Техника наборного дерева достигает в это время высочайшего уровня, позволяющего выполнять очень тонкие и сложные узоры и малые декоративные картины различного содержания.

Кроме мебели русских мастеров-краснодеревщиков елизаветинского времени, давших превосходные образцы рококо, в Россию проникала и иностранная мебель того же стиля французские послы, назначенные на службу в Петербург, привозили с собой целые корабли мебели, которую потом продавали русским дворянам.

Екатерина II, Классицизм (2)

Коренным образом изменился характер резьбы: она становится скромнее и располагается в основном в конструктивных узлах предмета, например места скрепления ножки и царги декорировались резными розетками. Излюбленными мотивами были пальмовые ветви, лавровые листы, гирлянды, венки, вазы с цветами, ленты и банты.

Постепенно мебель приобретает все более строгие классицистические формы. В декоре мебели 60-90-х годов XVIII века можно выделить три основных типа.

Первый тип - это мебель с резьбой, золочением и окраской, в которой на фоне общего цвета углубления и выступы окрашивались в разные, гармонирующие друг с другом тона. Характерный пример - подзеркальный столик с тонкими каннелированными ножками и царгой, вырезанной в виде цепи овалов, украшенных свисающими гирляндами; резное подстолье решено в несколько цветов. В некоторых случаях полихромная раскраска разных предметов одного гарнитура варьировалась, не нарушая при этом единства всего ансамбля. Такая полихромия была специфически русским явлением. Обивка разных предметов из одного гарнитура могла быть различной по рисунку, но выдержанной в одной гамме. Отделка предметов обстановки сочеталась с отделкой стен комнаты. Мебель иногда расписывалась изображениями мифологических персонажей золотой краской по синему фону, а иногда роспись повторяла классицистические элементы резьбы - колонны, вазы, гирлянды. Резьба занимала основное место в декоре мебели русского классицизма последней трети XVIII века. На смену рокайльным орнаментам и завиткам предыдущего периода пришли симметричные античные мотивы - розетки, венки, овалы, аканты, лавровые листья. Резьба всегда располагалась на предмете в точном соответствии с его конструкцией, мотивы вытягивались и сжимались в зависимости от формы, которую они украшали. К концу столетия в резьбе мебели появляются мифологические существа, а для столешниц начинают использовать цветной камень и мрамор, который в это время становится модным.


Второй тип - мебель с декором из наборного дерева. Большинство дошедшей до нас мебели наборного дерева имеет довольно простую отделку. Обычно это геометрический орнамент "в елочку", "в шашку", "сеточкой", "ромбами", "полосками" из светлой и темной древесины разных пород, часто с помещенными на подобном фоне изображениями цветов, ваз, эмблем искусств и наук, пейзажами и т. п. Однако встречаются предметы, декорированный сложным набором, выполненным с большим мастерством. Высоким искусством, например, отличаются работы крепостного мастера П. Б. Шереметева Никифора Васильева. В небольшом столике строгих форм на столешнице представлен вид Кускова. Это - пример тончайшей наборной работы, выполняя которую, мастер, по преданию, ослеп. В наборной мебели 1790-х гг. используется новый материал, не известный западноевропейским мастерам, - карельская береза. Считается, что впервые ее ввел в употребление П. В. Мещерский, актер, живописец и скульптор, любивший декоративно-прикладное искусство и сам выполнявший работы в своей столярной мастерской. В XVIII веке карельскую березу использовали в работах наборного дерева только в качестве фона, как, например, в футляре стоячих часов 1794 года. Сплошная фанеровка больших плоскостей, связанная с широким распространением мебели из карельской березы, характерна для русской мебели XIX века. В более простой мебели последней трети XVIII века вместо наборной работы в качестве декора применялась роспись красками - ею украшались плоскости царг и спинок.

Третий тип мебели - мебель из полированного красного дерева, обладающего богатыми красочными оттенками - от темно-малинового до желтовато-красного. Основным средством достижения художественного эффекта была блестящая полировка поверхности, показывающая красивый цвет и текстуру дерева. Резьба и золочение в такой мебели не использовались; вместо этого осторожно вводились тонкие прокладки и украшения из металла, подчеркивающие конструкцию вещи. Похожую мебель делали из простых сортов древесины, а потом придавали вид красного дерева. Стулья, кресла, диваны, столы разных форм, шкафы, комоды из красного дерева более, чем аналогичная по форме и функции мебель первых двух типов, выражали идеи классицизма: сдержанность, легкость, четкость конструкции и членений. Стиль приобретал в этом варианте изысканную строгость, а спокойный цвет древесины придавал предметам монументальность. Характерный пример мебели этого типа - подзеркальный стол конца XVIII века.

Екатерина II, Классицизм (1)

Активная позиция в международной политике и положение великой державы обязывали русский двор не уступать в роскоши и богатстве дворам европейских стран. Крупные заказы на мебель, недоступные многим европейским дворам, характерны для России екатерининского времени. Главным поставщиком роскошной и дорогой мебели со сложными механизмами был Давид Рентген, знаменитый мебельный мастер и владелец мастерской в Нейвиде. Мебель приобреталась у Рентгена целыми партиями, он делал много специальных предметов по заказу, а также привозил стандартную нейвидскую продукцию. Мебель Давида Рентгена во многом определила пути развития парадной мебели русского классицизма. Кроме Рентгена, мебель для дворцов Петербурга, Павловска и Гатчины делали лучшие мастера Парижа: Ж. Жакоб, Ж. А. Ризенер и др.

Однако привозная мебель не могла удовлетворить нужды царского двора и знати, поэтому в России появились собственные мебельные производства, работавшие для двора и аристократии, которые организовывались иностранными мастерами: Г. Гамбсом, А. Туром, Шарлеманем и др.

Дорогую мебель русского производства проектировали архитекторы, создававшие в это время дворцовые ансамбли: В. Растрелли, Ч. Камерон, В. Бренна, Дж. Кваренги и др., а выполняли по чертежам русские столяры. В императорских дворцах и дворянских домах появились гарнитуры целых комнат по чертежам архитекторов, которые проектировали интерьер.

Последняя треть XVIII века - время расцвета в России усадебной культуры. В это время происходит обустройство и переустройство дворянского хозяйства, быта, жилья.

А. Т. Болотов, известный мемуарист второй половины XVIII века, описывая свое возвращение со службы домой в 1762 году, рассказывает, что он "велел выломать все старинные лавки и полки; выбелил потолок, стены и печь; вынес передний длинный и простейший дубовый стол, отыскал другой складной и лучший, а для сидения успел отделать и обить канапе и дюжину стульев". После этого он заказал столяру соседнего помещика новую мебель, а также отдал своего крепостного на обучение столярному и резному делу. Подобный процесс происходил повсеместно; помещики заводили себе целые мебельные мастерские - особенно славилась мебель из мастерских Шереметевых, Юсуповых, Куракиных.

Во второй половине XVIII века происходит дальнейшая дифференциация видов мебели по назначению. Наличие собственных мастеров в каждом имении позволяло варьировать виды мебели по форме, материалу, отделке в соответствии с нуждами и личными вкусами хозяина. Мебель этого времени, выдержанная в стиле классицизм, отвечала общим настроениям эпохи с ее войнами, победами, идеями государственного могущества и гражданственности.

В противовес пышности, неконструктивности и камерности мебели рококо, характерной для времени правления Елизаветы Петровны, мебель классицизма ориентировалась на художественные формы античного искусства: в ней преобладают геометрическая правильность линий, ясность и четкость членений. В мебели рококо переходы одних конструктивных частей и деталей в другие, как правило, незаметны или умышленно замаскированы; в мебели классицизма конструкция предметов и сочленения деталей выражены очень ясно и четко.

Вместе с тем на протяжении всего периода мебель екатерининского классицизма сохраняла легкость форм, присущую рококо. Это достигалось особыми пропорциональными отношениями, при которых, например, ножки стульев, кресел, комодов и проч. оставались относительно тонкими и суживающимися книзу. Эта тенденция сохранялась до начала XIX века, хотя создавались и отдельные предметы массивных форм. Впечатлению легкости способствовали и вырезанные каннелюры, часто украшавшие ножки стульев и шкафов.

Давида Рентген и рус. классицизм (2)

Специалисты различают три варианта мебели рентгеновского классицизма. Первый иногда называют архитектурным, поскольку эти предметы мебели характеризуются крупными масштабами и обилием архитектурных элементов (колонн, аркад, балюстрад и т.п.) в конструкции и декоре. Такие вещи, богато декорированные и снабженные сложными механизмами, почти все были созданы специально для русских поставок. Второй вариант рентгеновского классицизма скромен и непритязателен, для мебели этого типа характерны круглые ножки, восходящие к французским прототипам. Образцов такой мебели сохранилось не много (в Эрмитаже - 3 экземпляра). Третий вариант явился, по сути дела, дальнейшим развитием первого. Основная его черта - умеренность декора и ясность конструкции. Следующие детали и приемы становятся характерными для произведений Рентгена узкая царга; квадратные суживающиеся книзу ножки с окончанием в виде кубика или желудя, рифленые бронзовые вставки на них; ручки в виде перевитых платков; рамки жемчужника на филенках; выложенные латунью каннелюры; бронзовые розетки.

Характерная особенность нейвидской мебели, способствовавшая ее славе - сложнейшие механические устройства и музыкальные механизмы. Их автором был многолетний сотрудник Рентгена, владелец собственной мастерской, часовой мастер Петер Кинцинг. Совершенство этих механизмов высоко ценилось современниками. Различные мелодии, в том числе современных композиторов, записывались на латунный барабан; каждая вещь имела несколько валиков, которые можно было менять. Они приводили в движение молотки и рычаги, а те в свою очередь дирижировали клавесином и флейтой. Механизм мог работать как автоматически, вместе с боем часов, так и самостоятельно, при повороте специального рычага.

Успешное начало дел в Петербурге обеспечило Рентгену новые заказы не только от Екатерины, но и от ее приближенных. Рентген приезжал в русскую столицу еще четыре раза - в 1786, 1787, 1789 и 1790 гг. После 1789 года Екатерина прекратила закупки у Рентгена и в 1790 г. он приезжал в Петербург уже ради частных сделок. Для императрицы выполнялись самые крупные и сложные заказы. В 1786 году была прислана крупная партия мебели для дворца в Пелле на сумму 72704 рубля. Но дворец не был достроен и 43 предмета из 150 привезенных перешли в хозяйство в Эрмитажа. Среди них такие уникальные со специальными бронзовыми украшениями вещи, как туевый письменный стол-пюпитр, амбоиновое бюро с курантами, бюро с медальоном Платона. Вторая Петербургская поставка, как ни одна другая позволяет судить как о масштабах закупок русской императрицы у Рентгена, так и о колоссальном диапазоне его продукции. Все изделия - от самых простых до самых изощренных - отличает безукоризненное техническое исполнение.

В описи коллекции Эрмитажа 1811 года упоминается 47 достоверных предметов мебели нейвидских мастерских. В 1847 году в связи с постройкой Нового Эрмитажа и переделкой Старого более простые и скромные произведения были перевезены в Таврический дворец, а во второй половине XIX века часть мебели была отправлена в Гатчину и Павловск. После революции 1917 года коллекция мебели Рентгена пополнилась за счет национализации частных собраний. С другой стороны, много предметов мебели Давида Рентгена пропало из дворцов в пригородах Петербурга в годы Великой Отечественной войны. Время от времени эти вещи попадают в антикварные магазины или поступают в Эрмитаж через закупочную комиссию.

(По материалам статей Б. Гереса. )

Давида Рентген и рус. классицизм (1)

Давид Рентген (1743-1807), мастер-мебельщик и владелец мебельной мастерской в небольшом рейнском городе Нейвиде, сыграл важную роль в развитии российского мебельного дела эпохи классицизма. По значимости имя Давида Рентгена стоит в одном ряду с такими современными ему мастерами, как Ж.-Ф. Эбен, Ж.-А. Ризенер, Г. Бенеман. Именно он, в течение нескольких десятилетий, влиял на вкусы и моду в мебельном производстве России последней четверти XVIII столетия. Основное количество классицистической мебели Рентгена и по сей день находится в музеях Петербурга и пригородов; кроме того, многие из этих вещей не являются рядовой массовой продукцией нейвидской мануфактуры. Они создавались по индивидуальному заказу для Екатерины II, в большинстве случаев - самим Рентгеном, поэтому, аналогов этих вещей нет в коллекциях других европейских стран.

Давид Рентген унаследовал мебельное дело от своего отца Абрахама Рентгена, получившего признание и известность в Германии. Однако будучи человеком не только талантливым, но и предприимчивым, Давид Рентген пошел гораздо дальше при нем изготовление мебели на нейвидской мануфактуре не осталось скромным локальным производством, а вышло на мировой рынок, приобрело интернациональное значение.

Еще в 1770-х гг., когда Рентген создавал рокайльную мебель с использованием техники маркетри, к нему пришла слава первого мебельщика века. В первые годы работы Давида Рентгена на нейвидской мануфактуре создававшаяся там мебель не намного отличалась от продукции, вырабатываемой при его отце. Новыми элементами были лишь сложные механические устройства, любовь к которым мастер сохранил во все периоды своего творчества. В первый период деятельности Давида Рентгена основная декоративная нагрузка в его мебели приходилась на маркетри (эскизы декора выполнял живописец Януариус Цик). После того как в 1774 году Давид Рентген впервые посетил Париж и увидел, что, в отличие от провинциальной в то время Германии, в столице и законодательнице мод Франции стиль рококо уже безнадежно устарел, мастер начинает работать над созданием своего собственного стиля, который впоследствии в научной литературе получил название рентгеновского классицизма. Определяющей для творчества Давида Рентгена зрелого периода является именно эта мебель, исполненная в технике сплошной фанеровки с бронзовыми накладками и деталями. Отправившись в Петербург через 10 лет, мастер привозит с собой образцы мебели этого нового стиля, которые очень быстро завоевывают популярность при дворе Екатерины II.

Для архитекторов и мастеров декоративно-прикладного искусства, работавших в полуфеодальной Германии XVIII века, строительство Петербурга было хорошей возможностью найти высокооплачиваемую работу и новый рынок сбыта. В те годы многие германские мастера, особенно, мебельщики, бронзовщики и люстровщики, переселялись в Россию, где имели возможность развернуть свое производство и преуспевать так, как никогда бы не смогли у себя на родине. Давид Рентген впервые приехал в Россию в 1784 году и продолжал поставки своей мебели ко двору Екатерины II в течение последующих 7 лет. В то время представители императрицы занимались приглашением видных зарубежных специалистов на работу в Россию. Барон Ф.-М. Гримм, парижский корреспондент Екатерины II, в одном из писем рекомендовал ей Рентгена как мастера, который в своей области и в свое время не имеет личностей, равных себе. Получив благоприятный ответ мы с радостью встретим мебельщика-механика, так как мы строим больше, чем когда-либо, Давид Рентген тщательно отобрал для первого выступления в российской столице свои произведения. В число первой партии мебели, отправившейся в Россию, входили как уникальные вещи, созданные специально для Екатерины, так и типичные образцы нейвидской продукции, призванные продемонстрировать широту и разнообразие производства.

Из первой поставки мебели в Россию в 1784 году два точно атрибутированных предмета находятся в коллекции Эрмитажа это так называемое бюро с Аполлоном и напольные часы на колоннах. Восхищение этими предметами было настолько велико, что в 1790 г. бюро с Аполлоном было даже выставлено в Академии наук на всеобщее обозрение. В описаниях собрания Эрмитажа XVIII века мебель Рентгена упоминается наряду с произведениями изобразительного искусства, как особая достопримечательность, что демонстрирует то особое отношение к ней, которое сложилось буквально с момента ее приобретения. Этому способствовали как сложнейшие механизмы, которыми снабжались предметы мебели, так и совершенство техники обработки изделий. Кроме таких уникальных предметов мебели в 1784 году в Россию были привезены и образцы типичной нейвидской продукции столы всех видов - от письменных, многослойных столов-пюпитров, туалетных и рисовальных, до более простых - ломберных, всевозможных форм маленьких столиков; комоды, чембало, крутящиеся кресла, напольные часы.

Русская мебель по проектам А.Н. Воронихина

Характерным примером мебели первого десятилетия XIX века может служить мебель, созданная по проектам известного архитектора А. Н. Воронихина (1759-1814), автора Казанского собора и Горного института. После пожара 1803 года Воронихин восстанавливал парадные интерьеры Павловского дворца, а несколько позднее обустраивал жилые покои во дворце и Розовом павильоне. Осталось много рисунков этого архитектора с проектами предметов декоративного убранства: каменных ваз, изделий из бронзы и хрусталя, мебели. Последняя изображена им на многих проектах интерьеров, но отдельных рисунков почти не сохранилось, так как они передавались в мастерские и, как правило, там и оставались.

Воронихин проектировал диваны и кресла для дворца в Павловске с тонированной и золоченой резьбой в традициях русской мебели второй половины XVIII века; центральная часть спинок гарнитура представляет собой многогранник с лучами.

Для павильона "Вольер" по его проектам создавались более строгие одинаковой формы кресла и стулья из полированного дерева с темной прорезной пальметтой на светлой полированной березовой спинке.

Для жилых комнат Павловского дворца - мебель тех же форм, но из красного дерева. Воронихин не использовал в своей мебели бронзовых украшений; вся резьба выполнялась из дерева, потом золотилась или покрывалась черно-зеленым тоном под старую бронзу.

В вещах, исполненных по рисункам Воронихина, ясно намечается та черта, которая станет характерной для всей русской мебели первой трети XIX века - два варианта решения интерьера и обстановки: парадный и бытовой.

Кресла и диваны Греческого зала Павловского дворца с резными ажурными спинками, декорированными грифонами, и локотниками в виде орлов, - великолепный образец парадной мебели. Мотив орла, дважды примененный за несколько лет до этого в тронных креслах по проектам архитектора Дж. Кваренги, широко используется и развивается Воронихиным.

Для мебели залов Мира и Войны Воронихин использовал форму античного курульного кресла на львиных лапах, с устоями в виде пучков стеблей, перехваченных золочеными жгутами.

Иного рода очарование присуще мебели по проектам Воронихина, предназначенной для жилых, неофициальных помещений. Примерами такой мебели могут служить предметы обстановки Розового павильона в Павловске. Это мебель легких форм и светлых тонов, в основном из волнистой березы, золотистый оттенок которой подчеркнут вставками из черненого дерева. Иногда предметы вообще лишены украшений, и вся их красота состоит в тонко найденных и гармоничных пропорциях. Часто мебель украшалась шерстяными вышивками, также по эскизам Воронихина.

Россия пер. декада XIX в.

Для мебели первой декады XIX века характерно воспроизведение форм и пропорций античной мебели со стройными и изысканными деталями: прямыми ножками, суживающимися книзу, круглыми или прямоугольными в сечении; легкими спинками с прорезями, например, в виде лиры или пальметты. Вместо крашенной мебели, часто встречавшейся в предыдущий период, создается мебель полированная; наиболее распространенные породы дерева - светлое красное дерево, орех, карельская береза. При этом текстура древесины, естественный рисунок среза, - важный декоративный элемент: мастера часто сочетали фанеру с разными рисунками в одном изделии. По контуру основных плоскостей мебели нередко полосой располагалась вставка из темного дерева, например, мореного дуба, темного ореха или из другой древесины, тонированной под черное дерево.

Резьба, как элемент декоративного убранства, в первой декаде XIX века используется скупо; при этом ее часто тонируют под темную античную бронзу, покрывая позолотой детали. Резьба применяется в спинках, опорах подлокотников, в оформлении ножек столов и секретеров, а также в верхней части шкафов. Основные мотивы декора - пальметты, музыкальные инструменты (часто на спинках), гермы (в виде античных герм оформлялись, например, верхние части ножек столов и бюро), сфинксы, крылатые львы и грифоны (опоры локотников), розетты, листья аканта, рог изобилия, различного вила профилированные пояски.

Использование бронзы в декоре русской мебели начала XIX века характерно для городов, имевших хорошо налаженные торговые контакты с Западной Европой, которая поставляла художественные бронзы. В частности, такая мебель обычна для Петербурга этого времени. В Москве и других городах, не имеющих таких контактов, вместо бронзы в декоре использовали фигуры и орнаменты, вырезанные из дерева, тонированные и позолоченные. Иногда по краю плоскости располагалась полоска латуни с черненым рисунком на блестящем фоне, или же, наоборот, с блестящим рисунком на черненом фоне. Для московской мебели этого времени характерны звезды, меандры, сочетания двух листьев. Московская мебель начала XIX века имеет более массивные формы, чем петербургская.

В декоре мебели начала XIX века часто встречается расписное стекло с античными мотивами и орнаментами. Стекло применялось в двух основных цветовых сочетаниях: черное с золотом или голубое с золотом, при этом золото могло выступать в качестве фона для голубого или черного рисунка, а могло образовывать рисунок на голубом или черном фоне. Овальные или прямоугольные вставки расписного стекла закреплялись в дверцах шкафчиков, в столешницах и пр.

В интерьерах дворянских усадеб и домов еще с XVIII века часто встречались пристенные столы-консоли и легкие столики различного назначения; они характерны и для начала XIX века, и отличаются присущими для этого времени строгими пропорциями и композицией. Широкое распространение получают трехногие столики, повторяющие формы античных жертвенников. В записках, датированных 1805 годом, современник замечает: "Все делалось a l'antique. Везде появились алебастровые вазы с иссеченными мифологическими изображениями, курильницы и столики в виде треножников".

По дошедшим до нас описаниям и воспоминаниям современников, мы можем составить себе представление о том, как в начале XIX века обставлялись комнаты. В гостиных располагалась группа мебели, состоящая из дивана, так называемого "преддиванного" стола и нескольких кресел. Иногда в одной комнате ставили несколько таких групп, отделяя их друг от друга жардиньеркой с вьющимся плющом или другим растением. В просветах между окнами располагались зеркала с подзеркальными столами. В спальнях часто ставили трюмо, впервые вошедшее в русский быт в конце XVIII века и туалетные столики. Особого разнообразия достигают формы мебели для сиденья. В дворянских домах появляется еще одна комната, называемая диванная. Формы диванов в XIX веке весьма разнообразны. Для начала столетия характерны прямоугольные очертания диванов.

Особое место в русском мебельном искусстве первой декады XIX века занимает дворцовая мебель из красного дерева и карельской березы. Новая дворовая мебель часто предназначалась для более раннего интерьера. Например, мебель, создаваемая по проектам архитектора А.Н. Воронихина для некоторых залов Павловского дворца.

Россия 1820-30-е г. Ампир (2)

Для парадных комнат Росси предпочитал создавать сплошь золоченую или окрашенную в белый цвет мебель с золоченой резьбой. Часто гарнитуры выполнялись из красного дерева, карельской березы, клена, ореха, тополя. Иногда использовались накладки из позолоченной бронзы. Мебель Росси парадна и торжественна, ее формы массивны, а резной декор обилен и пышен. У глубоких кресел и стульев верхняя планка спинки скруглена, ножки выдвинуты вперед, локотники украшены резными листьями аканта. В декоре Росси отказывается от характерных для мебели его времени мотивов, связанных с животным миром (птичьих крыльев, орлиных лап и голов, львиных масок); он пользуется в основном античным растительным орнаментом, причем особенности форм его пальметт, венков, акантов, мотивов рога изобилия и лиры настолько индивидуальны, что позволяют легко опознать мебель, исполненную по его проектам. В обивке Росси отдавал предпочтение сочетанию белого с желтым или оранжевым, а также белого с синим или голубым; изредка использовались бледно-сиреневый и бледно-зеленый цвета.

Значительное влияние на развитие русского мебельного искусства оказал и другой известный архитектор - В. П. Стасов (1769-1848). По его проектам создавалась отделка комнат Александра I и Марии Федоровны в Царскосельском дворце в начале 1820-х годов, где штоф и разноцветный мрамор стен сочетались с бронзой, хрусталем и мебелью из ценных пород дерева. Спроектированная Стасовым мебель выполнялась мастерами Г. Гамбсом и А. Туром.

Мебель из красного дерева и карельской березы, созданная по проектам Стасова, строже по формам, чем мебель К. Росси, часто пышная и перегруженная деталями. По-видимому, Стасов ввел новую конструкцию стула и кресла с так называемой боковой рамой, которая продержалась в русской мебели около тридцати лет. При такой конструкции две боковые плоскости (каждая состоит из передней и задней ножки и стойки спинки) на высоте сиденья рамы соединялись между собой двумя поперечными брусками, а стойки спинки - поперечной плоскостью, украшенной резьбой. Для таких стульев использовалось вкладное сиденье (впервые такие сиденья использовались в русской мебели петровского времени) в форме трапеции. Простота, удобство и рациональность конструкции обеспечили ей широкое распространение. Мебель с боковой рамой становится в России излюбленной и почти единственной формой бытового стула (видоизменяется только резной декор). Такая мебель производилась в больших количествах, ее любят за прочность и простоту, и вскоре она становится характерной не только для интерьера дворянских домов, но и для гостиных в домах купеческих.

Мебель по проектам Росси и Стасова создавалась и в XX веке, вместо сгоревшей или утерянной. При таком историческом восстановлении использовались не только рисунки архитекторов, но и словесные описания, а также акварели, запечатлевшие интерьеры того времени.

Россия 1820-30-е г. Ампир (1)

В 1910-х годах на смену изысканным легким пропорциям мебели первого десятилетия XIX века, тесно связанным с мебелью второй половины XVIII века (т. е. классицизмом екатерининского времени), пришли торжественная парадность форм и богатое разнообразие декора. Главная отличительная черта мебели ампира - строгое подчинение законам архитектуры. Для нее характерны "архитектурные" вертикальные и горизонтальные членения, архитектурные детали и принципы декора; орнаментация сконцентрирована в отдельных местах, по контрасту с большими широкими гладкими плоскостями дерева. Особенно близость к архитектурным формам заметна в крупных предметах: секретеры, шкафы, бюро стали оформлять колоннадами, портиками, нишами, арками, фронтонами, карнизами; нижняя часть письменных столов решалась в виде арок и ниш; ножки столов - в виде колонн с базами и капителями, проножки - в виде ступеней с фигурами сфинксов.

Продолжает использоваться подбор фанеры с разными текстурами древесины, до конца 1920-х годов остается вставка из темного дерева по краю больших плоскостей. Новый прием, характерный для этого времени, - сочетание нескольких пород дерева в одном предмете, например преддиванный стол с подстольем из карельской березы и столешницей из красного дерева или ореха.

Диваны ампира, в отличие от аналогичных предметов мебели первого десятмлетия XIX века, теперь часто представляют собой огромные сооружения, занимающие весь угол комнаты и ограниченные вместо локотников высокими боковыми стенками с резными колоннами. Наверху они украшены точеными шарами или вазами, а мощные опоры часто имеют вид львиных лап. Встречаются диваны в форме ладьи, а также диваны и кресла с резными фигурами львов, грифонов или сфинксов по сторонам. Гладкие поверхности спинок часто покрыты фанерой из карельской березы или красного дерева.

Больше, чем в предшествующее время, используется резьба и позолота, причем наиболее распространенными становятся военные сюжеты, а также орлы, грифоны, кони, лебеди, змеи (в виде которых решаются опоры локотников диванов и кресел, опоры для досок столов). В прорезных спинках стульев и кресел изображаются птицы с раскрытыми или сложенными крыльями, скрещенные факелы, щиты, связки стрел, лавровые венки. Военные атрибуты отражают настроения времени.

В отделке русской мебели 1920-30-х годов используется расписное стекло, а также вышивки бисером, шерстью и шелком, которые помещали под стекло в предкаминных экранах и в дверцы шкафчиков. Отделочный материал, используемый для обивки, - одноцветный шелк. Полированное светлое красное дерево или орех хорошо сочетались с желто-золотистыми, ярко-зелеными и ярко-красными шелковыми и шерстяными тканями. Такие же ткани вставляли в дверцы шкафов, часто служили фоном для ажурных металлических сеток или резьбы. Использовались также однотонные полосатые ткани и зеленый и красный сафьян.

Для русского ампира характерны мебельные ансамбли, создававшиеся русскими мастерами для дворцовых интерьеров по проектам К. И. Росси (1775-1849). Карл Иванович Росси - архитектор, сыгравший столь важную роль в создании образа ампирного "александровского" Петербурга, и известный такими своими работами, как ансамбль арки Главного штаба или здания Сената и Синода, - в эти же годы проектировал интерьеры своих зданий и их наполнение: мебель, осветительные приборы, бронзовые изделия, дверные ручки и пр. При перестройке Аничкова дворца, при создании Елагина и Михайловского дворцов, при строительстве здания Главного штаба, библиотеки дворца в Павловске и др. мебель Росси проектировал сам. Сохранилось довольно много стульев, столов, кресел, диванов и шкафов, сделанных по рисункам Росси. Лучшие образцы мебели по его рисункам - предметы интерьера Михайловского дворца, а также интерьер библиотеки в Павловске: шкафы, столы, витрины из полированной березы с черной резьбой и обивкой сидений из зеленого сафьяна. Часто проекты Росси воплощал в жизнь мастер Василий Бобков, а также Г. Гамбс, А. Тур и д

Россия XIX в. От ампира до модерна (2)

В гостиных 70-80-х годов появилась так называемая "кутаная" мебель: грубо сделанная конструкция была скрыта под слоем волоса и обивочной ткани. Все это дополнялось оборками, драпировками, сетками с кистями и бомбошками, многоярусной бахромой, шнурами и проч. В кабинетной и столовой мебели этого времени распространились гарнитуры, подражающие мебели эпохи Возрождения и западноевропейского барокко XVIII века. Ее дополняли резьбой, сохранившимися цветными и золотыми кожами XVI-XVII вв. испанской, итальянской и французской работы. В одном гарнитуре могли сочетаться элементы барокко, рококо и классицизма.

В последней трети XIX века особое место заняла мебель в "русском" стиле, подражавшая народным формам. Ею часто оформляли столовые: обеденный стол на высоком подстолье, резные стулья тяжелых прямоугольных форм, обитые кожей и парчой, буфет, похожий на ларь или поставец.

В архитектуре и декоративном искусстве рубежа XIX-XX веков развивается стиль модерн в сочетании с использованием древнерусских и народных форм и орнаментов. Обтекаемость контура, нарушение симметрии, беспокойная линия контура, резьба в виде сглаженного рельефа с матовой полировкой, свобода композиционного решения декора и условность трактовки элементов характерны для мебели этого времени. Основные мотивы украшения мебели - стилизованные цветы и травы с длинными изогнутыми стеблями и листьями. Вводятся новые сорта дерева, ранее использовавшиеся редко: бук, серый клен, ясень. В отделке широко применяются штампованный металл и мозаика из цветного стекла на латунном каркасе. В обивке модными становятся серо-зеленые, сиренево-розовые и желто-зеленые полутона; часто используется техника аппликации.

В конце XIX века в Абрамцеве, подмосковном имении Мамонтовых, была создана кустарная мастерская по обработке дерева, которой руководила Е. Д. Поленова. Вместе с другими художниками она изучала русскую народную мебель, собирала ее и создавала свою мебель с использованием народных форм, русского геометрического и растительного орнамента. Мебель, сделанная Поленовой, характеризуется наличием резных орнаментов, близким декору русских прялок; мебель братьев Виктора и Аполлинария Васнецовых сочетает детали русской народной мебели с "сочной" резьбой.

В 1903 году в усадьбе Талашкино, принадлежавшей М. К. Тенишевой, были открыты художественные мастерские, где работали Н. К. Рерих, М. В. Врубель, С. В. Малютин. Там создавалась мебель, в которой дух русской сказки, выраженный в растительных орнаментах и резьбе в виде фантастических животных, переплетался с формами, близкими северному модерну.

В предреволюционный период получило распространение сочетание неоклассицизма с присущей ему строгостью композиционных решений и модерна.

Для стульев этого времени характерны спинки в виде сквозной решетки с вертикальными вытянутыми делениями. Поверхность дерева часто покрывалась эмалевой краской цвета слоновой кости, а сиденья и спинки обтягивались тканями с вышитыми на них блеклыми розами и др. цветами (таков, например, стул, сделанный М. Ф. Якунчиковой). В это же время часто копировался французский ампир.

По-новому располагается теперь в мебели для сиденья проножка: очень близко к царге, соединяясь с ней несколькими вертикальными планками. Из пород дерева чаще всего используются красное дерево и карельская береза. Стилизация осуществляется по всем параметрам: формы, породы дерева, характер обработки, декор, рисунок и расцветка обивки. В создании мебели неоклассицизма важную роль сыграли архитекторы начала XX века - И. А. Фомин, В. А. Щуко и др. Они создавали интерьеры особняков и квартир вместе с мебелью.

Россия XIX в. От ампира до модерна (1)

Русская мебель в XIX веке прошла путь от позднего классицизма до модерна, при этом начиная с 40-х годов XIX века стили в мебели, в соответствии с характерным для этого времени историческим принципом (или принципом эклектики), изменяются чуть ли не каждое десятилетие, а в пределах одного дворца, но в разных комнатах (в зависимости от их функционального назначения), могут cосуществовать "неогреческая", "необарочная" и "мавританская" мебель.

В мебели первого десятилетия XIX века тенденции, наметившиеся во второй половине XVIII века, получают свое дальнейшее развитие. Это время позднего классицизма, который отчетливо выражен, например, в мебели, создаваемой в различных мастерских по проектам архитектора А. Воронихина.

Русская мебель 20-30-х годов XIX века создавалась в формах ампира, так хорошо отражавших настроения эпохи, последовавшей за победой в войне с Наполеоном. В создании предметов убранства домов и дворцов этого времени важную роль сыграли архитекторы ампира, мастера блестящих зданий и ансамблей К. Росси и В. Стасов. Мебель 1820-30-х годов тесно связана в своих принципах построения и декора с архитектурными формами и с античным искусством.

В 30-40-е годы XIX века утяжеляются формы мебели, декор упрощается. Для ее создания используются красное дерево, орех, палисандр, ясень, а также простые породы дерева, тонированные под дорогие.

В качестве украшения сохраняется рельефная резьба с теми же мотивами, что и в первой трети XIX века, но теперь она имеет общий тон с самим предметом, а не тонируется и не золотится. Иногда в прорезях спинок и накладной ажурной резьбе на зеркальных дверцах шкафов появляются готические мотивы. Для обивки впервые начинают использовать ситец (сначала английский, потом русского производства).

В 1850-60-е годы появляется мебель новых форм и конструкций, которая была названа именем Гамбса, владельца одной из старейших мебельных мастерских Петербурга. Впервые образцы этой мебели были показаны в 1849 году на выставке промышленных изделий Российской империи; они повторяли барочную конструкцию и декор, по контуру часто располагался ободок сложного профиля, а ножки и спинки украшались полированной резьбой.

В это время в моду входят стеганые спинки, а обивка мебели подбирается в цвет с обивкой стен (часто это ситец одного рисунка и расцветки). Одна из главных особенностей этой мебели - комфортабельность.

Мебель в духе позднего барокко бытовала в России до конца XIX века, часто в сочетании с элементами других стилей. 1860-1890-е годы - время эклектики. В гостиных часто ставили золоченую мебель, украшенную резными цветами, завитками и раковинами; большое распространение получила золоченая бронза, мало популярная в России раньше.

Мебель украшалась фарфоровыми медальонами и накладками, а также инкрустациями с цветочными орнаментами и пасторальными сценами - после долгого перерыва инкрустации разными породами дерева, костью, перламутром, цветными металлами снова получили распространение в мебели. Теперь часто стали применять недавно изобретенные химические массы, имитировавшие по цвету и рисунку черепаховый панцирь, что дало возможность подражать изделиям дорогой мебели предшествующего времени в технике Буль, избегая больших материальных затрат. Наиболее распространенные обивки - разноцветные штофы, полосатый и гладкий бархат, "шпалерные" ткани, подражавшие тканям XVIII века; обивка дополнялась тесьмой сложного плетения.

Россия. Нач. XYIII в. (2)

Интерьеры дворцов начала XVIII в. обставляли мебелью русской работы и привозной. В этот период в русской мебели определяющим является влияние барочных форм мебели, особенно в голландском и английском варианте. Однако для русской мебели продолжают оставаться характерными несколько приземистые формы со скульптурной обработкой несущих деталей.

Основными видами художественной отделки мебели были резьба и точеные детали. В конце первой четверти XVIII в. на мебельных изделиях появились вставки из наборного дерева. Иногда мебель украшали росписью масляными красками (столик в Эрмитаже, погребец в Оружейной палате), которая в дальнейшем получает широкое развитие.

Для изготовления мебели в основном применяли дуб. Поверхность изделий тонировали в темный цвет и отделывали под воск. Во дворцах применяли мебель из ореха и красного дерева, при отделке мебели покраской — березу. Обивали мебель гладкой и тисненой кожей, цветным бархатом и сукном. Обивку обычно крепили гвоздями с расположенными близко друг к другу шляпками. Одной из особенностей мебели петровской эпохи было то, что она подбиралась для оборудования того или иного помещения из отдельных предметов, близких по формам, древесине и отделке. Стулья и кресла разнообразной формы, однако, как правило, имели спинку значительной высоты, глухую или со сквозной доской. Обвязь сиденья широкая, ножки точеные или изогнутой формы, называемые кабриолями, в верхней части у царги ножка сильно расширялась, внизу образовывала птичью лапу, держащую шар. Бывали ножки прямые, гладкие четырехгранного сечения. Подлокотники имели изогнутую форму. Изготовляли банкетки с мягким сиденьем.

Наиболее характерный пример петровской мебели— Адмиралтейское кресло Петра I, находящееся в Летнем дворце. Столы различны по величине и назначению. Крышки прямоугольные или квадратные, подстолье массивное с резными украшениями, часто с выдвижным ящиком. Точеной формы ножки скреплялись широкой пронож-кой. Для увеличения площадки стола крышку иногда делали раздвижной.

Наиболее популярны были шкафы для платья двустворчатые прямолинейной формы с массивным карнизом; большие данцигские с картушем, врезанным в карниз, с шарообразными ножками, пилястрами и филенчатыми створками со сплошным резным крупным рель-еф"м; шкафы-поставцы небольшого размера с глухим, несколько выступающим вперед низом и верхней застекленной частью. Зеркала обрамляли профилированной или резной рамой, верхнюю часть рамы обычно украшал сложный орнамент. Отдельные формы мебели начала XVIII в. (например, стулья с высокими спинками, рамы зеркал) существовали продолжительное время.

Россия. Нач. XYIII в. (1)

Конец XVII—начало XVIII в. были переломным периодом в истории России: преодолевалась вековая отсталость, укреплялось государство, развивалась про мышленность, организовались регулярная армия и военный флот. История России этого периода неразрывно связана с личностью Петра I—крупнейшего политического деятеля той эпохи, преобразователя страны. В 1703 г. Петр создает новую столицу—Петербург, где и сосредотачивает строительную и архитектурную деятельность.

В конце XVII—особенно в начале XVIII в. искусство становится преимущественно светским, что проявляется в изменении характера архитектуры, обращающейся к европейским формам. Петербург застраивается деревянными зданиями, имитирующими каменные и кирпичные, что повлекло за собой и развитие деревянной скульптуры. Петр 1 переводит всех московских резчиков в Петербург, где организует специальные мастерские.

В 1725 г. в Петербурге основывается Академия наук с гимназией. Способных молодых людей посылают за границу для овладения различными науками, искусствами и ремеслами. Для обучения столярному делу направляют в Англию и Голландию. В начале XVIII в. создаются первые специальные художественные учебные заведения.

Подготавливая собственных мастеров, Петр 1 также зовет для работы в Россию иностранных ученых и специалистов, в том числе столяров, обойщиков мебели, резчиков, токарей по дереву, каретников и позолотчиков. В начале XVIII в. в Петербурге были созданы такие сооружения, как Петропавловская крепость (1712—1713, Д. Трезини), Летний дворец Петра 1 (начат в 1711 г. Д. Трезини, окончен в 1714 г. А. Шлютером); дворцово-парковый ансамбль в Петергофе, дворцы Монплезир, Марли, Эрмитаж (И. Браунштейн, А. Леблон, Н. Микет-ти, П. М. Еропкин, М. Г. Земцов и Т. Усов); здание двенадцати коллегий (1722—1733, Д. Трезини); первое здание Адмиралтейства (1732—1738, И. К. Коробов); Кунсткамера (1718—1734, Г. И. Маттарнови, М. Т. Земцов). Они были строги и просты по форме. Даже в дворцовых помещениях интерьеры отличались простотой и скромностью.

Стены комнат и залов отделывали деревянными резными панелями. В интерьерах появились зеркала, серебряные люстры, кафельные печи, картины, в основном изображающие морские пейзажи. Пол выполняли из керамических плиток или паркета. Мебель—шкафы, витрины, дубовые стулья и кресла, обитые кожей, с резьбой и точеными деталями — располагали вдоль стен.

Характерным примером решения интерьера этого периода является кабинет Петра 1 с дубовыми панелями в Большом Петергофском дворце, отделка которого осуществлена по проекту архитектора А. Леблона, а резные украшения, составляющие главное достоинство кабинета, сделаны приехавшим по приглашению Петра 1 из Франции Николаем Пино.

В убранстве интерьеров начала XVIII в. большое место занимало дерево, из него выполняли стенные панели, дверные и оконные откосы, карнизы, полотна дверей. В интерьер вводятся резные панно из древесины дуба, ореха, чинара. Часто панно подкрашивают или дополняют росписью. Деревянные элементы интерьера и мебели отделывали тонированием с дальнейшим вощением, резьбой, иногда с подкрашиванием.

Россия. Сер. XVIII в. (3)

Мягкую мебель обивали шелковыми узорными тканями — парчой, атласом, специально изготовленными на русской шпалерной фабрике, со штучными рисунками цветочного характера, бархатом и цветными кожами. Мебель для сидения не отличалась разнообразием (рис. 66). Спинки стула и кресла имели часто грушевидную форму. Верхнюю часть обвязи спинки украшали резьбой. У диванов спинки были цельные глухие или состоящие из трех или четырех спинок стульев одинаковой формы, соединенных между собой. Упругие, сильно прогнутые ножки, расширяясь в верхней части, плавно соединяются с обвязью и составляют с ней единое целое, нижняя часть ножек снабжена завитком, поставленным на каблучок. Банкетки изготовляли одно- и двухместные, сиденье обычно было мягкое.

Столы отличались большим разнообразием видов и решений: туалетные, письменные столы-бюро, декоративные столы-консоли. Крышка, подстолье и ножки столов имели криволинейные очертания. Богатое резное убранство покрывало царгу и несущие части консоли. Крышку стола-консоли делали с мозаичным украшением или отделывали живописью, иногда дерево заменяли цветным мрамором с красивой текстурой. На крышке ставили часы, вазу, светильник или декоративную скульптуру.

Стол-бюро имел ряд полочек, выдвижных ящичков, а иногда выдвижную доску для письма. Верхняя часть стола закрывалась створками или полукруглой цилиндрической крышкой.

Кровати делали с высокими фигурной формы царга-ми. Края досок обрабатывали раскладкой сложного профиля. Невысокие ножки кроватей (массивнее, чем у других видов мебели) сильно изогнутой формы сплошь орнаментировали резьбой.

Комоды устанавливали на довольно высокие ножки, крышка была фигурной формы, боковые стороны—выпуклые, лицевую сторону комода часто украшали набором или живописью по цветным лакам.

В обиход дворцовой мебели входит каминный экран—сложная по форме резная рама на ножках с натянутой на нее узорчатой тканью и вышивкой.

Русские мебельные изделия несмотря на большое сходство с европейскими имеют и существенные отличия: более свободной формы, мягче^ по очертаниям, резьба крупнее; традиционная полихромность и сочетание позолоты с покраской. Эти особенности тесно связаны с общим изменением характера архитектуры, которая в середине XVIII в. становится более пышной и торжественной. Появляется анфиладное построение внутреннего пространства и стремление к его раскрытию как действительному, так и иллюзорному. В решении интерьера характерно единство всех элементов. Главенствуют свободные, асимметричные приемы композиций как в интерьере, так и в мебели.

Россия. Сер. XVIII в. (2)

В 60—70-е годы XVIII в. архитекторы постепенно отходят от нарядной пышности декоративного оформления зданий. Китайский дворец в Ораниенбауме (1762— 1768) и Мраморный дворец в Петербурге (1768—1785) архитектора А. Ринальди свидетельствуют о новом классическом направлении развития русской архитектуры. Китайский дворец решен как интимный парковый павильон и является примером увлечения экзотикой в русской архитектуре и декоративном искусстве. Свое название дворец получил в XIX в., так как три комнаты отделаны в китайском стиле, а среди коллекций имеются ряд китайских и японских изделий. Китайский дворец включает в себя как небольшие, так и парадные залы, в числе которых зал муз. Большой зал и Большой китайский кабинет. Все семнадцать комнат китайского дворца украшены лепкой и живописью. В их отделке широко применены резьба по дереву, мозаика, позолота, искусственный мрамор, стеклярус. Стены и потолки окрашены в различные мягкие, хорошо сочетающиеся тона.

Замечательный паркет Китайского дворца отличается многообразием и сложностью узоров, цветовым богатством и тонкостью набора. В рисунках полов преобладают стилизованные растительные формы (рис. 64) в сочетании с геометрическими. Выполняли их из разнообразных пород древесины (красного дерева, персидского ореха, самшита, палисандра, амаранта, черного эбена, бука, клена, березы, граба, дуба, розового дерева), используя цвета—от светло-желтого и розового до темно-коричневого и черного. В отдельных комнатах насчитывают до пятнадцати пород. Деревянные пластинки толщиной от 4 до 8 мм, вырезанные по форме рисунка, крепили рыбьим клеем на составляющих основу щитах. Более мелкий узор врезали в крупные пластинки, а более тонкий линейный орнамент выполняли на поверхности пластин прорезанием или выжиганием. Ринальди создал также проекты некоторых предметов дворцовой мебели.

Интерьеры наиболее значительных архитектурных сооружений середины XVIII в. были полностью или частично обставлены мебелью, изготовленной русскими мастерами. Однако широко используют и западноевропейскую мебель (английскую, главным образом французскую) знаменитых мебельщиков того времени. Изменения архитектурного облика дворцового интерьера сказались и на формах русской мебели; она становится уютнее и удобнее, менее тяжеловесной (рис. 65), приобретает мягкие и криволинейные очертания. Крупные и выразительные мотивы украшений мебели начала XVIII в. сменяются более мелкими, сложно переплетающимися узорами с тонкой моделировкой отдельных частей. Мебель по характеру становится близкой стилю рококо.

Основным видом художественной отделки мебели продолжает оставаться резьба, выполняемая как в рельефной, так и в ажурной технике. Часто мебельное изделие почти сплошь покрывали резьбой, а конструктивные узлы тщательно маскировали декором. Мотивы резного декора—стилизованные цветы, ветки с листьями, плоды, ягоды, раковины, птицы и др.

Большое место в украшении мебели стали занимать наборные работы из дерева и инкрустации, выполняемые сначала в виде отдельных вставок. Кроме мозаики, мебель украшали живописью по цветным лакам, металлом. Мебель покрывали бесцветным лаком, а также золотили по бесцветному или цветному левкасу и окрашивали масляной или темперной краской в нежные тона (белый, цвет слоновой кости, розовый и серо-голубой).

Россия. Сер. XVIII в. (1)

Для архитектуры середины XVIII в. характерно развитие крупных дворцовых городских и загородных комплексов как светских, так и церковных. На смену небольшим со скромным убранством интерьерам петровской эпохи приходят анфилады огромных, богато украшенных залов, широких парадных лестниц. Создаются пышные императорские резиденции в Петербурге, Петергофе, Царском Селе. Шире применяют классические ордера, излюбленным мотивом становится фигурный фронтон, сооружения как снаружи, так и внутри насыщаются обильным скульптурным декором.

Для интерьеров этого периода характерно комплексное решение всех составляющих элементов: декора стен, монументальной живописи потолка, разнообразных предметов обихода. Дверные и оконные проемы становятся больше, застекленные двери ведут в парк или сад, создавая непосредственную связь интерьера с природой. Для максимального, хотя бы иллюзорного, увеличения внутреннего пространства широко применяют зеркала, помещая их друг против друга.

Значительную роль в интерьере продолжает играть резьба по дереву, но для резных композиций характерно асимметричное построение, криволинейные формы орнамента, динамизм. Чтобы увеличить богатство орнаментации и придать архитектуре интерьера особую праздничность, резьбу покрывают позолотой. Основными элементами резного декора были картуши, волюты, аллегорические женские фигуры, сидящие амуры, раковины, переплетающиеся с цветочными гирляндами, завитки и пламевидные мотивы. Резной декор сплошь 'заполнял стены, обрамлял окна, двери и зеркала. Над дверным проемом обычно размещали наддверные панно.

Отделка пола, выполненного наборным паркетом, напротив отличается строгостью рисунка и создает своеобразный художественный контраст с пышным и красочным решением стен и потолка. Резное убранство дворцовых и церковных интерьеров вместе с архитекторами создавали многочисленные русские и иностранные мастера. Наиболее характерными для данного периода являются интерьеры Екатерининского дворца в Царском Селе В. В. Растрелли (1700—1776). Основная анфилада дворца включала в себя парадную лестницу, огромный парадный зал, пять парадных помещений. Парадную лестницу Растрелли отнес на край здания, что, во-первых, способствовало обзору дворца почти на всем протяжении его фасада, а во-вторых, и главное, была создана непрерывная золотая анфилада. Архитектурный эффект нарастал постепенно от лестницы к Большому и затем от него к Картинному залу. Протяженность Большого зала свыше 80 м, он освещен одиннадцатью светлыми дверями с каждой стороны и столькими же верхними мезонинными окнами. Стены с окнами имеют пилястры, между которыми помещены зеркала в причудливых рамах. Над дверями проходит карниз, расчленяющий зал на два яруса. Верхний ярус также включал в себя зеркала и окна в пышном обрамлении, напоминающем золотое кружево.

Россия. Вт. пол. XVIII в. (2)

Дворец Н. П. Шереметьева в Останкино, построенный в 1798 г. крепостными архитекторами П. И. Аргуновым, А. Ф. Мироновым и Г, Е. Дикушиным, полностью выполнен из дерева. К замечательным примерам применения древесины в интерьере относятся итальянский павильон дворца: резьба украшает фриз и карниз потолка, колонны, пилястры, стены, порталы и двери. Широко применены в общем убранстве дворца точеные балясины, варьирующие общую вазообразную форму. В ряде по мещений применены резные панно. Золоченые резные рамы обрамляют обивку стен, картины, зеркала.

Интерьер Останкинского дворца дополняют такие изделия, как деревянные курильницы, изготовленные в мастерской Павла Споля, разнообразные по форме консольные столики с малахитовыми крышками на точеных с резными украшениями ножках; необычны стулья с резной лирообразной формой спинки, выполненные Ф. Пряхиным.

В Петербурге древесину используют более ограниченно, исключение составляет лишь убранство Арабесковой гостиной Царскосельского дворца, выполненное Ч. Камероном. Высокими художественными качествами отличаются паркеты дворца, особенностью которых была органичная связь со всем остальным решением интерьера. Рисунок паркета Голубой гостиной Царскосельского дворца точно повторяет рисунок плафона. В паркетах Ч. Камерон использует античные, геометрические и стилизованные растительные мотивы.

Декор, применяемый в период классицизма, подчеркивал архитектурные формы сооружения, располагаясь на карнизах, фризах, капителях колонн и пилястр, вносил четкость членений в отдельные части интерьера. В орнаментике обращаются к классическим античным формам, широко применяют ионики, сухарики, розетки, медальоны, стилизованные листья аканта, а также изображения военных атрибутов, грифонов, дикторских связок, ваз и курильниц. Большое место в орнаменте занимают растительные мотивы, цветы, букеты, гирлянды и венки. Получают распространение композиции типа арабесок.

Во второй половине XVIII в., особенно в последней его четверти, мебельное искусство в России достигает своего расцвета. Расширяется мебельное производство; в Москве работает мастерская Л. Споля, в Петербурге крупные мебельные предприятия П. Гамбса, И. Шарле-маня и А. Тура. Много мебели ввозят из-за границы, в основном из Франции.

По общему решению и орнаментике мебель созвучна общему классическому направлению архитектуры. В соответствии с определившимся специальным назначением помещений (залы, гостиные, столовые, кабинеты, спальни и передние) изготовляют определенные гарнитуры мебели, предметы в которых связаны ,друг с другом формой, материалом и отделкой. Мебель, создаваемая в этот период, начинает четко подразделяться на мебель дворцов, парадную и обычную бытовую. Дворцовую и парадную обычно проектировали архитекторы или видные мастера. Активная роль архитектора в создании мебели — одна из характерных черт развития русской мебели.

По проекту Д. Кваренги было исполнено резное кресло для тронного места в Георгиевском зале Зимнего Дворца (1795), позднее для Мальтийской капеллы кресло гроссмейстера Мальтийского ордена (1800). В формах кресел использованы мотивы итальянского Возрождения и позднерим-ской классики. Кресла отличаются торжественностью, парадностью и некоторой тяжеловесностью. Совершенно иной характер кресел и стульев для Китайского зала Царскосельского дворца, выполненных по проекту Ч. Камерона в мастерской И. Шарле-маня в 1782 г.: красивые формы, изящные пропорции, изысканная отделка, гармония в цветовом решении — синий цвет каркаса, золотисто-коричневый китайский шелк обивки.

Россия. Вт. пол. XVIII в. (3)

Расширяется набор мебельных изделий для сидений. Появляются новые типы столов: ломберный, для игры в карты, дамский рабочий сто-лик-бобик (криволинейная крышка напоминает по форме боб), письменные столы-бюро (секретеры) со сложной секретной системой выдвигания и запора, потайными ящиками, иногда с музыкальными приспособлениями; туалетные столы с зеркалом на высоких ножках.

Изготовляли мебель из местных (орех, дуб, береза, тополь, сосна, ясень, липа, а также березовый и ореховый кап в виде массива или пиленой фанеры) и привозных пород (красное дерево, амарант, палисандр, сатиновое и тюльпановсе дерево).

Мебель конца XVIII в. отличается простотой форм и ясной выразительностью конструкции, правильностью пропорций, симметричностью и уравновешенностью членений. Места столярных вязок не маскируются накладными украшениями, а выявляются со всей конструктивной ясностью. Ножки стульев, кресел, диванов, столов становятся вертикальными.

Композиция резного декора симметрична с ритмически повторяющимся мотивом орнамента. Рельеф стал невысоким с мягко заоваленными к фону краями. Размещали резьбу на царгах, спинках и подлокотниках мебели для сидения. В местах соединений столярных деталей резьба была обычно накладной, на подстольях столов, спинках диванов и кресел, в верхней части зеркал и каминных экранов—ажурной, в торшерах, курильницах—горельефной.

Мебель отделывают полихромной окраской, красят по левкасу масляной краской (в белый, светло-розовый, светло-голубой, светло-зеленый цв,ета), отдельные места отделывают позолотой, применяют роспись темперной и масляной красками. Обивают мебель атласом, бархатом, штофом, гобеленом и льняными тканями.

В конце XVIII в. появляется мебель, украшенная мозаичными наборами из дерева. В Государственном Историческом музее в Москве хранятся хорошо известные столики М. Я. Веретенникова, выполненные им в 1797 г. из сосны и облицованные различными породами древесины. На крышке одного столика изображена улица Константинополя, на крышке второго—колоннада в саду. Однако более типичен набор, состоящий из различных геометрических форм, цветов, птиц, эмблем, ваз.

Часто мебель, особенно дворцовую, украшали чеканными накладками из металла, узкими металлическими полосами. Русская мебель конца XVIII в. достигла высокого художественного уровня. Оригинальность ее проявлялась в таких чертах, как npocтота, некоторая массивность, использование нового эффектного материала—карельской березы, отличающейся красотой тона и текстуры, в развитии самостоятельных декоративных решений, идущих от народного орнамента (ажурная резьба в виде розеток, ромбов и т.д.), своеобразии цветовых решений.

Россия. Вт. пол. XVIII в. (1)

Вторая половина XVIII в. в России—период расцвета русской архитектуры классицизма. Классицистическое направление находит яркое и глубокое воплощение в творчестве таких великих зодчих, как В. И, Баженов (1737—1799), И. Е. Старев (1745—1808), М. Ф. Казаков (1738—1813), А. Н. Воронихин (1759—1814). В этот период работает Ч. Камерон (р. ок. 1730—1812) и Д. Кваренги (1744—1817).

Среди выдающихся архитектурных работ этого времени проект и модель Большого Кремлевского дворца, дом Пашкова В; И. Баженова в Москве; Таврический дворец И. Е. Старова в Петербурге; здания Сената, Москов ского университета, Голицынской больницы М. сЬ. Казакова в Москве и др.

Жилые и общественные здания получают новые композиционные решения. Отдается предпочтение компактным планам—прямоугольным и квадратным вместо протяженных, линейных построений типа анфилад предшествующего периода. Наиболее распространенный тип здания—объем с центральным залом и обходящими его по периметру помещениями. Часто к этому объему присоединяются симметрично расположенные галереи, соединяющие его с боковыми флигелями. В жилых зданиях парадные помещения сосредотачивались во втором этаже, жилые комнаты — в первом и, если он имелся, в третьем. Комнаты располагались в два ряда, параллельно главному и заднему фасаду. Залы и комнаты в большинстве случаев прямоугольной формы.

Характерными чертами нового направления были спокойная уравновешенность, благородная простота, обращение к ордерной системе и к формам античности. Главным художественным принципом архитекторов было стремление к единству целесообразности и красоты. Большие изменения претерпело и декоративное искусство. Древесина по-прежнему занимает одно из основных мест в выполнении декора.

Во вновь открывшейся Академии художеств (1757) в Петербурге вводят преподавание орнаментального искусства, в том числе изучение архитектурного декора. В Москве особую роль в подготовке столяров, токарей и резчиков по дереву сыграли "Экспедиция отстроения Большого Кремлевского дворца" и организация Модельного дома под руководством В. И. Баженова. Расширяется сеть ремесленных мастерских и кустарных предприятий, создаются деревообрабатывающие фабрики. Большую известность получает резчицкая мастерская Павла Споля.

Широко применяют древесину в интерьерах московских дворцов и усадеб. Даже сами здания, сохраняя форму каменных сооружений, часто возводят из древесины, а их интерьеры богато украшают деревянным де^ коррм.

Одним из замечательных примеров паименения древесины в интерьере является отделка интерьеров дома Демидова, построенного по проекту архитектора М. Ф. Казакова. Порталы стен, двери, наличники окон, капители колонн, рамы зеркал и мебель орнаментированы изумительной золоченой резьбой, давшей интерьерам название "Золотые комнаты". Различная по оттенкам позолота резных украшений создает тонкую игру цвета, делая резной декор благородным и торжественным. Наборный паркет комнат, выполненный из разных пород дерева, дополняет общее убранство интерьеров.

Россия. Пер. треть XIX в. (2)

После войны 1812 г. центр строительства переместился в Москву. Архитекторы О. Бове, Д. Жилярди и А. Григорьев возвели на новую ступень культуру внутреннего убранства зданий. Московский жилой интерьер этой поры, имея ряд общих стилистических черт с петербургским, отличался от него меньшей официальностью, уютом, чрезвычайной пластичностью в проработке стенных плоскостей и ордерных элементов.

При восстановлении здания Московского университета (арх. М. Ф. Казаков) Д. Жилярди создает уникальный Актовый зал в центре здания. Огромный купол зала расчленен средствами живописи на шестигранные и треугольные кессоны, покрыт гризайльной росписью с орнаментом и фигурами (гризайль—франц. grisaille от gris—серый, вид живописи, выполняемый в разных оттенках какого-либо одного цвета). Колорит отделки строится на необычном для интерьеров сочетании цветов — охристо-желтоватого и белого.

Своеобразны интерьеры московских жилых домов-особняков. Характерны интерьеры в особняках А. Григорьева—дом Станицкой (ныне музей Л. Н. Толстого) и дом Хрущевых (теперь музей А. С. Пушкина). С большим мастерством решено пространственное построение анфилад помещений с характерным применением архитектурных элементов в качестве декораций. Введены подшивные декоративные своды разных очертаний (полуциркульный и парусный). В оформлении интерьеров широко применена роспись.

Подмосковная усадьба Архангельское (1810—1830, арх. И. Д. Жуков, О. И. Бове, С. П. Мельников, Е. Д. Тюрин)—один из наиболее привлекательных ансамблей, в котором гармонично сочетаются архитектура, скульптура, живопись и прикладное искусство. Своеобразие Архангельского—в слиянии классицизма конца XVIII и первой трети XIX в., образующих единое целое.

Замечательны интерьеры дворца и собрание мебели. Вход в залы первого парадного этажа открывает вести бюль, стены которого расчленены пилястрами коринфского ордера. В глубоких нишах, подчеркивающих массивность стен, расположены камины, служащие постаментами для скульптурных групп.

Наиболее роскошно архитектурно оформлен центральный овальный зал для приемов, балов и концертов. Карниз поддерживают восемь парных колонн коринфского ордера из желтого искусственного мрамора. Над колоннами устроены хоры, где размещался крепостной оркестр. Благодаря росписи кессонов, выполненных желтым цветом, усиливается впечатление сферичности купола. Зал обставлен мебелью из карельской березы, выполненной крепостными мастерами в Архангельском. Обивка кресел, экраны каминов, оконные занавеси выполнены из ткани, вытканной на купавинской фабрике Юсупова. Огромная трехъярусная люстра под золоченую бронзу сделана из папье-маше и левкаса на проволочном каркасе.

В императорском зале, где была размещена портретная галерея царей, цариц и великих князей, установлена белая с позолотой мебель в строгих формах классицизма конца XVIII в. работы русских мастеров.

Во дворце устроена типичная для XVIII в. парадная спальня. Четыре коринфских колонны из белого искусственного мрамора отделяют, часть комнаты, образуя альков, где помещается резная деревянная кровать под сенью балдахина из голубого лионского шелка, расшитого серебром.

Музыкальный салон обставлен мебелью из карельской березы работы крепостных мастеров, плавные изогнутые линии которой соответствуют характеру росписи стен. Мастерски выполнены аппликации и вышивки на обивке кресел, дивана и диванных подушках. Дополняют убранство салона рояль венской работы начала XIX в. и дамский письменный столик французской работы стиля Жакоб.

Россия. Пер. треть XIX в. (3)

Для русской корпусной мебели позднего классицизма характерно чисто архитектурное построение предмета. Объем членится пилястрами или трехчетвертными колонками, увенчивается карнизом. В отличие от французских образцов объемы иногда со срезанными углами большей частью ставятся на ножки. Орнамент располагают в основном в виде пальметок на углах, что подчеркивает монументальность форм, усиливая впечатление от больших спокойных поверхностей дверей и боковин шкафов. Орнаментальные композиции составляют из лавровых и акантовых венков, веток, лир. Античные мотивы становятся более геометричны-ми, все меньше напоминают естественный растительный прообраз. Орнамент корпусных изделий накладывается на плоскость предмета, контрастируя с ним. Накладки чаще всего делают из тонированного или золоченого дерева, папье-маше и керамики. Бронзу применяют редко, обычно в петербургских дворцовых ансамблях.

Книжные шкафы невысокие, остекленные дверцы с решетчатыми переплетами. К 30-м годам шкафы всех типов становятся массивнее, увеличивается количество резьбы, она становится объемной.

Спинки стульев и кресел отличаются большим разнообразием форм и декоративных решений. По традиции, шедшей еще с конца XVIII в., спинки стульев и кресел делали в большинстве случаев сквозными. Появляются спинки округлых очертаний, поддерживаемые боковыми стойками, переходящими в задние ножки. Затем распространяются сплошные спинки корытообразной формы, органично переходящие в опоры для локтей, иногда завершаемые резанной из дерева скульптурой. Разнообразны по форме подлокотники кресел: например, простые горизонтальные, опирающиеся на скульптурные передние олоры—крылатые фантастические существа на одной звериной лапе; волюты на пирамидальных четырехгранных ножках, волюты, которые опираются на небольшие квадратные в сечении брусочки, стоящие непосредственно на обивке сиденья и т.д.

Мягкую мебель обивали кожей (сафьяном), нередко ярко-красным ситцем с золотыми звездами или полосатым, иногда с разбросанными по полю букетами цветов. В 20-е годы модна вышивка шерстью естественных тонов. Шелковые ткани—однотонные с фактурными цветами или вышитые бисером. Излюбленные цвета обивки—коричневый, красный, песочный (рыжий), зеленый. Такие ткани применяют вплоть до 40-х годов XIX в.

Столы круглой или удлиненной формы с высокой царгой. Центральная опора массивна и порой орнаментирована. К опоре примыкали консоли в виде вырезанных из дерева скульптур фантастических птиц. Нередко в царгу врезают выдвижные ящики. Распространены консольные столики с опорами, соединенными арками. Дальнейшее применение получают столы-бюро.

В мебели преобладали полированное красное дерево, карельская береза, орех. Мастера-мебельщики лю били и умели выявлять естественный рисунок, текстуру дерева. Применяли и окраску деревянных частей в белый цвет в сочетании с золочеными резными деталями. Иногда мебель полностью покрывали позолотой. Широко использовали предметы из бронзы— настольные часы, письменные приборы. В тканях преобладали геометрические и античные мотивы.

Россия. Пер. треть XIX в. (1)

Начало XIX в. ознаменовалось большим подъемом в развитии архитектуры, градостроительства и прикладного искусства в связи с победоносным окончанием Отечественной войны 1812 г. Деятельность таких зодчих, как М. Ф. Казаков, Д. Кваренги, А. Д. Захаров (1761—1811), А. Н. Воронихин, тесно связанная с классицизмом, приходится на первое десятилетие века. Их сменяет плеяда замечательных мастеров: К. И. Росси (1775—1849), В. П. Стасов (1769—1848), О.И.Бове (1784—1834), Д. Жилярди (1788— 1845), А. Г. Григорьев (1782—1868), принесших в русское искусство новые идеи.

Первая треть XIX в. включает два этапа; первый — до Отечественной войны 1812 г., второй—с момента окончания этой войны до середины 30-х годов.

Тонким мастером интерьера начала XIX в. был архитектор А. Воронихин, автор величественного Казанского собора и Горного института в Петербурге, Он активно работал и как мастер прикладного искусства, создав большое количество рисунков для мебели и предметов убранства.

После пожара дворца в Павловске в 1803 г. Воронихин заново создал ряд интерьеров, в том числе кабинет "фонарик". Небольшое помещение фонарика разделено аркой на две части — основную прямоугольную и более светлую, завершенную остекленным эркером. Архитектурный эффект строится на противопоставлении затененной и освещенной частей комнаты. Разделительную арку поддерживают кариатиды работы скульптора В. И. Демут-Малиновского (1779—1846). По рисункам Воронихина для фонарика были изготовлены мебель и вазы. Для Греческого зала архитектор выполнил эскизы диванов и кресел, обитых шпалерами.

Архитектор В. Стасов в 1823—1826 гг. создал в Екатерининском дворце цепь из девяти комнат, для которых по его эскизам мастер А. Тур создал мебель: стулья, диваны, столы. К. И. Росси, создавая Михайловский дворец (Русский музей в Ленинграде), разработал и выполнил все внутреннее убранство здания. Особенный интерес представляет вестибюль с широко расходящимися маршами лестниц.

Белоколонный зал второго этажа развернут по своей продольной оси вдоль садового фасада. Он делится на три части коринфскими колоннами, обработанными, так же как и стены, под белый мрамор. Белоколонный зал—единственный интерьер Петербурга позднего классицизма, который почти полностью сохранился до наших дней. К. И. Росси выполнил рисунки мебели для дворца. Архитектурная отделка, меблировка и прочие предметы обстановки представляли собой органичное целое. Общая тональность мебели (белое с золотом) связана с колоритом живописи потолка и стен. Деревянные ее части с сочной резьбой вызолочены, обивка—из голубого штофа.

Разрабатывая интерьер Александрийского театра, Росси предложил два варианта: первый—тонкая металлическая решетка барьеров лож с рельефными декоративными деталями из битой меди различных оттенков, второй—деревянный белый парапет и деревянная резная орнаментация, покрытая позолотой. Не в полном объеме (только центральная ложа) был осуществлен второй вариант. Голубовато-зеленоватая, легкая по цве ту общая тональность драпировок, дополненная золотыми звездами, обильная позолота резных деталей на общем белом фоне парапета, роспись плафона в светлых тонах—все это сообщало зрительному залу особую парадность, декоративность и изысканность. В конце 1840-х годов голубая обивка была заменена на красную.

Россия. Вт. треть XIX в. (2)

Основная черта интерьера этого периода—гладкие стены, покрытые клеевой краской, немногочисленные картины, портреты, акварели в окантовке или в рамках из красного дерева или карельской березы с темными квадратами на углах. В жилых помещениях стали рас ставлять мебель иначе, чем в начале XIX в. Все пространство заполняли одинаково, не выделяя центральную часть гарнитуром или подобранными двумя-тремя предметами. Интерьер членили на уютные уголки.

С середины XIX в. в России входит в быт венская мебель, основным конструктивным элементом которой служит гнутый тонкого сечения стержень из бука и фанерные детали или сетка из трав, плетенная машинным способом. Стремление к уюту и разнообразию приводило зачастую к перенасыщению помещений мягкой мебелью, различными столиками, шкафами, этажерками, комодами. Двери и окна декорировали тяжелыми портьерами и драпировками, на стенах размещали многочисленные картины—пейзажи, портреты, фотографии, репродукции художественных произведении в различных рамах. Широко используют скатерти. В' интерьерах все большую роль начинает играть зелень, которая либо образует трельяжи—зеленые изгороди, либо ей придают форму кустов. В интерьере появляется большое число специальных подставок под цветы (жардиньерки).

С середины XIX в. развивается художественная мануфактурная промышленность. Быстро растет число фирм, изготовляющих предметы интерьера. Возникают новые фабрики и мастерские. Открываются специализированные магазины, которые стали заменять продажу изделий непосредственно в мастерских. Причем в магазинах продавали не только готовые, но и белые изделия, т. е. без отделки, а также отдельные детали. Покупатель мог заказать отделку изделия по своему вкусу, например, подобрать к каркасу стула спинку, вызвать обойщика на дом и т. д.

С 1829 г. систематически проводились (один раз в два-три года) Всероссийские выставки художественной мануфактурной промышленности в Петербурге, Москве, на которых экспонировали изделия русских фирм. С середины XIX в. начинает развиваться наука о мебели. Проводятся первые исследования зависимости размеров мебели от ее функций. На их основе была найдена кривая спинка мебели для сидения, определены основные габариты изделий. Выходит много книг, специально посвященных обработке дерева и мебельному искусству, в которых подробно и на достаточно высоком уровне описываются технологические приемы обработки древесины и сообщаются сведения о материалах.

Однако эклектизм в архитектуре и мебели, возникший в 30—50-е годы XIX в., продолжает развиваться и достигает наивысшего развития в 60—80-е годы.

Россия. Вт. треть XIX в. (1)

В русской архитектуре второй трети XIX в. отражается сложное переплетение различных направлений. В архитектуре и декоративно-прикладном искусстве начинается спад. Рядом с классицистическими решениями появляются эклектические, в которых утрачивается стилистическое единство: в одном и том же сооружении (например, в Большом Кремлевском дворце в Москве, Мариинском, Ново-Михайловском дворцах в Петербурге) помещения оформляются в различных стилях: готическом, мавританском, помпейском. Вместе с тем техническое выполнение краснодеревных работ отличалось высоким мастерством. Так, в Большом Кремлевском дворце в Москве (1838—1849, К. А. Тон), Мариинском дворце в Петербурге (1839—1845, А. И. Штакеншнейдер) есть уникальные произведения резьбы по дереву.

В Кремлевском дворце двери выполнены из массива ореха, кавказской чинары, палисандра и украшены сложным резным орнаментом в сочетании с инкрустацией. Части их составлены без применения клея так, что они незаметны. Паркеты из большого числа (от 20 до 60) разнообразных пород древесины отличаются необычайно тонким сочетанием цветовых оттенков. В мебели многих помещений сильно подражание стилю рококо. Мягкие стулья, кресла, диваны снабжены позолоченными резными деталями, обиты узорными шелковыми и парчовыми тканями.

В залах Мариинского и Зимнего дворцов (по проекту А. П. Брюллова и В. П. Стасова) мебель выполнена в стиле классицизма, однако более утяжеленная и перегруженная. Первым по времени появления ретроспективным стилем XIX в. была псевдоготика, т. е. использование готических мотивов декора. Один из характерных примеров этого направления—интерьеры коттеджа архитектора А. Менеласа для Николая 1 в петергофской Александрии (18.27—1829). Принципиальным новшеством является появление специальной столовой. Раньше в XVIII—начале XIX в. обедали либо в кабинете, либо—при больших приемах — в парадных' залах. Особый интерес представляет решение интерьера спальни. Стены, обивка мебели и портьеры выполнены из ситца, что говорит о возрастающей роли этого материала в интерьере. Двуспальная кровать придвинута изголовьем к стене и отделена от остального помещения ширмами. В ногах расположена обтянутая материей корзина для хранения подушек.

Жилые интерьеры того времени отличаются сдержанностью и умеренностью убранства и близки европейскому стилю бидермейера, отличаясь от него лишь большей теплотой и полихромностью. Мебельные изделия становятся проще и интимнее, уменьшается их величина, облегчается форма. Резьбу выполняют в том же • материале, что и сам предмет. В отделке преобладает лакировка. Из облицовочных материалов предпочитают палисандр, темный орех, черное дерево и его имитацию. Некоторые изделия инкрустируют металлом и черепахой. Для обивки продолжают применять пестрый шелк с фактурным орнаментом, полосатый ситец с букетами, шерсть с вышивкой, бархат, плюш, кожу. Часто в мебельные изделия включают элементы из цветного стекла, для отделки применяют изобретенные анилиновые красители.

Россия. Кон. XIX—нач. XX в. (3)

Благодаря абрамцевскому промыслу в Подмосковье в 90-х годах XIX в. в селе Кудрине возник своеобразный крестьянский промысел—абрамцево-кудринская резьба по дереву, организатором которого был бывший ученик мастерской В. П. Ворносков. Крестьяне изготовляли из дерева разнообразные шкатулки, шкафчики, деревянную скульптуру.

Интересным явлением в развитии русского интерьера и создании мебели в начале XX в. явилась выставка "Современнре искусство" (1902), основными участниками которой были А. Н. Бенуа (1870—1960), Л. Бакст (1866—1924), И. Э. Грабарь (1871—1960), К. А. Коровин (1861—1939), Е. Е. Лансере (1875—1946), А. Я. Головин (1863—1946). Главной мыслью инициаторов выставки было создание гармоничного интерьера, где все элементы (обработка стен, мебель, светильники) были бы связаны друг с другом и создавали бы единое цельное впечатление.

На выставке были показаны столовая, созданная по эскизам А. Бенуа и Е. Лансере, будуар Л. Бакста, диванная К. Коровина, комната А. Головина. Интерьеры столовой и будуара были выдержаны в светлых тонах, художники стремились сочетать в интерьерах некоторую торжественность с уютом, используя мотивы архитектуры и прикладного искусства XVIII в., а также модерна, преимущественно в его английском варианте. Отголоском модерна было широкое применение в декоре керамики, металла (бронзы, латуни) и линолеума, которым был устлан пол столовой. В решении мебели авторы обратились как к петровской эпохе (стулья), так и к современным образцам (белый буфет).

Наиболее интересно решение диванной К. Коровина, в которой художник нашел новое лаконичное решение: стены и потолок комнаты были затянуты серым холстом с вытканными зелеными силуэтами деревьев, вдоль стен стояли желтые диваны; низкие шкафы и узкий прямоугольный стол были свободны от прежних громоздких украшений "в русском стиле".

Иной, театральный характер имел интерьер А. Головина: одна стена покрыта цветной выпуклой майоликой с узором на мотивы фантастических деревьев, трав, животных и птиц, другие стены из дерева, резанного под старые волжские барки—с сиренами, львами и травами. Лежанка с колонками облицована цветными изразцами. Потолок из резного дерева с изображением лика солнца в центре.

Экспонаты выставки "Современное искусство" были оторваны от практических задач, диктовавшихся жизнью, поэтому не оказали большого влияния на последующее развитие интерьера и мебели, но значение их в том, что впервые была сознательно поставлена задача создать единую комплексную среду в жилище: синтеза архитектуры и прикладного искусства. Кроме того, обращение к искусству классицизма углубило интерес к использованию его традиций, что позднее отразилось в деятельности таких архитекторов, как И. А. Фомин, В. А. Щуко, И. В. Жолтовский, А. И. Таманян. Эти архитекторы создавали не только интерьеры особняков и отдельных квартир, но и мебель, в которой были использованы как декор, так и пропорции лучших образцов русской мебельной классики XIX в. Они вновь широко стали использовать красное дерево и карельскую березу.

В усадьбе М. К. Тенищевой (Талашкино) в Смоленской губернии, где бывали и работали Н. К. Рерих и М. А. Врубель, в 1903 г. была организована художественная мастерская по обработке дерева, которой руководил С. В. Малютин. Основной чертой мебели, созданной в Талашкине, была стилизация древнерусских народных форм и декора, воплотившихся в духе сказочной поэтической красоты. В рельефном резном декоре мебели сочетались геометрический и растительный орнамент с фантастическими образами птиц. Яркой и выразительной вещью этого художественного направления является книжный шкаф, выполненный по рисунку Н. К. Рериха. Вся поверхность створок покрыта резьбой невысокого рельефа с подкраской. Для композиционного решения резьбы характерны некоторая условность и обобщенность сюжета, создававшие впечатление сплошного орнаментального ковра. Фантастическая тематика (сказочные звери, птицы и рыбы), архаичный примитив трактовки близки искусству древних славян.